Главная страница | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Мода и мы
Из жизни
Развлечения, хобби
Живой уголок
Наши дети
Это интересно
Праздники
Домашний очаг
Кулинарные истории
Астрология, фен-шуй
Рецепты красоты
Дача, сад и огород
О здоровье
Рукоделие

Полезности

Досуг

Игровые залы

Наш опрос
Я хочу вернуться в детство, чтобы

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 1084

Начало » Статьи » О здоровье

Припозднившийся аист

припозднившийся ребенокДвухлетний сын моей 37-летней подруги считает до десяти,
по картинкам читает книгу стихов Агнии Барто и знает порядка ста слов английского языка, тем самым иллюстрируя устойчивое мнение: поздние дети талантливы и умны. Не иначе как аисты читают им в дороге курсы раннего развития.

Достоверной статистики, доказывающей особую одаренность поздних детей, не существует — как, впрочем, не существует и опровергающих данных. Но самим фактом своего существования этот стереотип подтверждает изменение установок общества в отношении позднего родительства.

В нашей стране в середине прошлого века женщин, рожающих первого ребенка в возрасте 24 лет, медицина называла старородящими. Затем граница возраста, который считался подходящим для зачатия и родов, сместилась до 28, а потом и до 30 лет. Сейчас позднеродящими официально признаны женщины старше 35 лет.

Сегодня в России каждый двенадцатый ребенок рождается от женщины в возрасте 35 лет и старше. За последнюю четверть века число рожениц среди женщин 35–39 лет возросло на 90%, и на 87% больше стали рожать те, кому за сорок.

В Америке еще в 1971 году средний возраст людей, становившихся отцами, составлял 27,2 лет. К 2004 году он увеличился до 32 лет. Сегодня папой каждого десятого ребенка становится мужчина старше 40 лет, а каждого сотого — старше 50.

АКУШЕРЫ — ПРОТИВ

медицинское обследование

Глядя на ухоженных, уверенных в себе женщин, разменявших четвертый десяток, кто посмеет назвать их стареющими? Но, хотя внешность сопротивляется нападкам пресловутого «бальзаковского возраста», остановить биологические часы мы, увы, не в силах. Дело в том, что фертильность (способность к зачатию) со временем снижается: менструальные циклы все чаще проходят без образования яйцеклетки, и если у женщины, не достигшей 30-летнего возраста и живущей регулярной половой жизнью, вероятность забеременеть в течение одного цикла достигает примерно 20%, то у тех, кому за 40, она составляет всего 5%.

Второе препятствие для зачатия — возрастные изменения тканей матки и яичников. Начиная с 28–30 летнего возраста в маточных трубах возникают изменения мелких артерий, а также рубцы и спайки вокруг. Это приводит к непроходимости труб, при которой яйцеклетка не попадает внутрь матки.

Третья напасть — заболевания, развивающиеся с возрастом: эндометриоз (разрастание тканей эндометрия — внутреннего слоя матки — в нехарактерных для него местах), миома (доброкачественная опухоль матки), хронические воспалительные процессы. Все это препятствует не только зачатию, но и вынашиванию плода.

Андропауза (или «мужской климакс») обычно приходится на интервал между 45 и 60 годами, однако ее наступление не означает, что репродуктивная способность мужчины угасает резко и полностью. Естественный темп снижения синтеза тестостерона составляет около 1% в год, таким образом, к 80-летию его выработка уменьшается лишь на 20–50%.

С возрастом риск выкидыша стремительно растет: у тех, кому еще нет 30, он составляет 10%, в группе 30–39 лет — уже 17%, а те, кому от 40 до 44 лет, теряют каждую третью беременность. Сделанные ранее аборты (а чем старше женщина, тем больше вероятность, что они были) усугубляют проблему: после единственного аборта симптомы угрожающего выкидыша наблюдаются у 26,2% беременных, при двух — у 32,6%, а при трех и более абортах — у 41,2% женщин.

И, наконец, торжество по случаю разрешения от беременности может омрачить высокая вероятность осложненных родов и кесарева сечения. Его приходится делать 40% первородящих в возрасте 35–40 лет и всего 14% рожениц моложе 30 лет.

НО ТАК ЛИ СТРАШЕН ЧЕРТ, КАК ЕГО МАЛЮЮТ?

семья

Исследование, проведенное еще в 1990 году и охватившее 3917 рожениц ньюйоркской больницы Маунт-Синай, показало, что женщина старше 35 имеет почти такой же шанс родить нормального, здорового ребенка, как и 20-летняя, если она здорова, не бесплодна, не делала абортов и у нее не было выкидышей. Как объясняет акушер-гинеколог Салли Фейт Дорфман (Sally Faith Dorfman), раньше поздние беременности и роды изучали в основном по данным наблюдений многодетных матерей с «изношенным» здоровьем и женщин, которые длительное время, возможно 10–15 лет, пытались забеременеть, но не могли благополучно выносить ребенка — просто потому что все остальные рожали раньше. Теперь же «поздние мамочки» — это преимущественно не «проблемные», а наоборот, образованные, здоровые и социально успешные женщины, к тому же первородящие. Если вывести за скобки фактор бесплодия, то их перспективы на материнском поприще вполне благополучны.

Страшная статистика становится менее пугающей, если рассматривать твердые цифры, а не проценты увеличения рисков. Так, например, известно, что вероятность рождения ребенка с синдромом Дауна у 25-летней женщины составляет 1/1250, у 35-летней — 1/378, а у 45 летней — 1/30. Но ведь эти цифры можно прочитать и «наоборот»: шанс родить малыша, не пораженного этим заболеванием, даже если маме уже 45, достигает целых 97%. К тому же современная медицина позволяет с высокой точностью выявлять генетические отклонения плода на ранних сроках беременности, когда еще не поздно сделать аборт по медицинским показаниям.

С ЖИТЕЙСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

Все чаще женщины сознательно откладывают рождение детей «на потом», предпочитая сначала получить образование, сделать карьеру, решить квартирный вопрос, успеть «пожить для себя», а нередко еще и повторно выйти замуж после первого, неудачного брака. «Потом» наступает обычно годам к 30–35: такие родители выгодно отличаются от молодых жизненным опытом, материальной «устроенностью», а главное, эмоциональной готовностью и осознанным желанием дать начало новой человеческой жизни.

Наталья, 37 лет, зам. руководителя холдинга:

«Артема я родила в 36, расплатившись по ипотеке и будучи уверенной в том, что на работе меня подождут, ведь свою незаменимость я уже доказала, и не раз. Я спокойно занималась малышом, не опасаясь за свое будущее. Опыт помог правильно организовать время и спокойно отнестись к смене жизненных ценностей, привычка постоянно учиться и узнавать что-то новое нашла применение в освоении методик раннего развития. Я думаю, будь я моложе, все это прошло бы куда более болезненно».

беременность

В сравнении со зрелыми семьями, отношения юных супругов напоминают карточный домик, скрепленный клеем не лучшего качества. Бытовые проблемы, необходимость серьезных инвестиций в собственное будущее и модный принцип «никто никому ничего не должен» оборачиваются резкой и часто травматичной ломкой ценностей и стереотипов в момент рождения ребенка. Если пара не готова к принятию нового статуса, возникает так называемый «синдром незрелого отцовства» (точнее было бы сказать «родительства»), когда папа и мама перекладывают необходимость воспитания ребенка и ухода за ним друг на друга, по возможности стараясь жить, избегая ответственности и проблем.

Кстати, об отцах и о зрелости: мужчины среднего и старшего возраста, напротив, зачастую оказываются самыми внимательными и заботливыми родителями.

Андрей, 47 лет, предприниматель:

«Беременность жены мы переживали вдвоем. Кажется, меня даже подташнивало по утрам — за компанию. После рождения Игоря я отложил все дела и впервые за три года ушел в трехнедельный отпуск. Никогда не думал, что рождение сына окажется для меня важнее бизнеса, которому я отдал большую часть своей сознательной жизни. Конечно, немного напрягает мысль, что когда мой сын станет подростком и захочет поиграть в футбол, мне будет около 60. Но зато я твердо уверен: когда он захочет заработать „свой первый миллион“, я смогу рассказать ему, как это сделать».

В особенно невыгодное положение попадают молодые мамы, потратившие годы, когда другие получали образование и делали карьеру, на воспитание маленьких детей. Нередко такие женщины, просидев несколько лет с детьми, теряют квалификацию и становятся полностью зависимыми от своих мужей.

Елена, 36 лет, домохозяйка:

«Старшую дочь я родила в 19 лет. Она много болела, пришлось взять академический отпуск и два года просидеть дома. Как только я решила восстановиться в институте, в перспективе появился второй ребенок. А через пять лет, когда обе девочки подросли, я поняла, что забыла то, чему училась на первых курсах, и не смогу завершить образование. Пару раз пыталась устроиться на работу, но дальше собеседования дело не двигалось. Стала нервной, раздражительной, в личных неудачах винила детей и мужа, какое-то время брак висел на волоске. Сейчас смирилась с тем, что мое призвание — дом, но если бы мне предложили выбрать еще раз, не отказалась бы родить дочек намного позже...»

ЛОЖКА ДЕГТЯ

Если юные родители грешат легкомыслием, то зрелые нередко ударяются в другую крайность — «синдром драгоценного ребенка». Они «ложатся костьми», «сдувают пылинки» и отдают малышу столько времени и сил, что по мере взросления ему придется отвоевывать право на самостоятельность.

Екатерина, 65 лет, пенсионерка:

«Алексей — мой единственный ребенок. Родила его поздно, в 40, воспитывала одна. Весь мир сосредоточился на нем, мне хотелось дать ему всё, что только возможно. Сейчас я на пенсии, сын недавно окончил вуз, и, к моему сожалению, теперь я вижу недостатки своего воспитания. Формально владея профессией, он не готов к самостоятельной жизни, не способен отвечать за свои поступки. А я больше не могу его содержать. Если бы можно было прожить жизнь заново, я бы не стала откладывать рождение ребенка на старость».

Родительская гиперопека чревата психологическими проблемами у ребенка: доктор психологических наук Александр Захаров из Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург) пишет в книге «Происхождение детских неврозов и психотерапия», что поздние дети более тревожны, у них чаще диагностируются неврозы страха и навязчивых состояний.

Ольга Шихова
детский клинический психолог:

«Проблемы позднего родительства могут быть связаны в первую очередь не с маленькими детьми, а с детьми-подростками. Женщина, родившая около сорока, встречает взросление своего ребенка на пороге менопаузы и пенсионного возраста. На этом фоне "синдром опустевшего гнезда" переживается тяжелее, чем у родившей в 25 сорокалетней, когда до окончания работы, здоровья и сексуальной активности еще далеко. К тому же склонность зрелых родителей к гиперопеке может приводить к протестным реакциям у подростка».

маленькая ручка

Еще один минус — поздний ребенок может оказаться единственным, причем вынужденно единственным. А слишком рассчитывать на двойню не стоит: хотя пик «близнецовых родов» действительно приходится на возраст 35–39 лет, вероятность очень невелика — всего около полутора процентов.

Ну и, конечно же, решение отложить рождение ребенка «на потом» может подкинуть неприятный сюрприз в виде медицинских проблем. И если в молодости есть стратегический запас времени для восстановления фертильности, то чем старше женщина, тем больше опасность, что врачи окажутся бессильны. Поэтому не стоит слепо копировать американок и европеек, смело рожающих в 40 лет, мол, у них получается — значит, и у меня получится. Нездоровый образ жизни, перегрузки, не самая лучшая в мире система здравоохранения, «русский авось» по отношению к собственному телу, многочисленные аборты в анамнезе — все это приводит к тому, что соотечественницы быстрее стареют и завод их «биологических часов» кончается раньше, чем у западных подруг.

Анастасия, 37 лет, журналист:

«Сначала я была молода, глупа и думала, что еще рано. Но в один прекрасный момент оказалось, что уже поздно. Несколько лет неудачных попыток забеременеть, потом, наконец, зачатие — и невынашивание, и чистка, а значит, общий наркоз. Я постановила считать, что бодливой корове бог рогов не дал, и что вопрос закрыт. Теоретически шанс (очень небольшой) родить у меня еще есть — если много месяцев просыпаться каждое утро с градусником в попе, заниматься сексом по расписанию и всю беременность пролежать на сохранении. Но ведь родить — мало. Потом ребенка надо растить, учить, воспитывать, кормить, содержать... Короче говоря, сил и здоровья должно хватить еще хотя бы лет на 15–20. У меня столько нет, организм уже сейчас изрядно изношен. Тем более мне, в отличие от юных женщин, на помощь бабушек и дедушек рассчитывать не приходится: мои родители уже очень пожилые люди и сами давно нуждаются в помощи. В общем, как это ни печально, но поезд ушел. И я больше не хочу общего наркоза».

ИТОГО...

Сегодня я, поздний единственный ребенок, позвонила маме и задала вопрос. Она, удивившись, помедлила с ответом. Потом сказала: «Когда ребенок желанный, всё, связанное с ним, — счастье. В том числе трудности. Просто потому, что он есть». Я улыбнулась и сморгнула слезу. Потому что спрашивала: «Мама, тяжело ли было меня растить?»

HealthNews

Категория: О здоровье | Добавил: Slavunkin (03-Фев-2009) | Автор: Татьяна Логота


Ссылки по теме:


Показать новость друзьям
HTML
BB-Code
Ссылка
Просмотров: 2857 | Рейтинг: 4.5 |

Новости Форума

Реклама

Облако тегов

Друзья сайта

Статистика

Рейтинг@Mail.ru


Хостинг от uCoz